.Rendezvo-o-ouzer.
U can kiss MY royal Irish ass XD



“Давайте утонем в сиянии счастья.”
Серый понедельник в Гамбурге служит правильной обстановкой для HIM и их нового релиза Screamworks: Love in Theory and Practice.
Вилле Вало приехал увидеть нас лично, в то время, как первые звуковые впечатления от седьмого студийного альбома финских разбивателей сердец были даны в прессу. Прекрасное время для разговора с харизматичным солистом о его новейшем создании, планах на это Рождество и новый 2010 год.
Rockoon: Привет, Вилле, приятно тебя видеть. Ты взволнован по поводу представления нового альбоме прессе?
Ville: Скажем так, я нервничаю. Но не из-за нового альбома, так как в этот раз я остался полностью доволен им. Ты просто отдаешь ему столько времени. Поэтому это просто прекрасно, что он наконец-то закончен. Я очень взволнован и полон энтузиазма относительного альбома, теперь, когда ребенок был наконец рожден.
Rockoon: Какие отзывы вы уже получили?
Ville: Очень хорошие. Но отзывы журналистов не так важны как отзывы наших фанатов, которым, надеюсь, он понравится. Это всегда игра, и ты никогда не знаешь ее исхода.
Rockoon: На самом деле, я думаю, что он особенно понравится женской половине ваших фанатов, так как он не такой мрачный и массивный, как Venus Doom.
Ville: Конечно, он не такой мрачный как Venus Doom, но это происходит само собой. Тогда мы слушали много My Dying Bride, Cathedral, Anathema или также Paradise Lost. Все эти группы очень сильно повлияли на нас при создании Venus Doom. Но когда мы отправились в тур, мы поняли, что это что-то совсем другое, когда играешь такие длинные песни. Так что мы снова хотели написать более короткие песни, которые быстрее достигали бы своей сути и были бы более мелодичными.
Rockoon: Какая песня будет первым синглом?
Ville: Я думаю, это будет Heartkiller. Вообще-то мне обычно все равно, какая песня станет первым синглом, так как я верю в альбом как в единое целое. Но так же очень важно, что песня содержит в себе все аспекты альбома, но в то же время, она очень пригодна для радио.
Я лично смотрю на Heartkiller как на хорошее средство дать фанатам попробовать весь новый альбом на вкус. Как и все песни на альбоме, она имеет альтернативные и гитары и мощный мелодичный припев. Но мы могли взять и остальные песни в качестве нового сингла. Так что за нашим выбором не стоит ничего мистического.
Rockoon: Какое у вас отношение к альбому, когда вы только начинаете над ним работать?
Ville: Нас обычно мотивирует то, что это может быть последним альбомом. Предполагалось, что Screamworks будет роковым альбомом с синтезатором из 80-х и понятными припевами, которым можно подпевать и то, что он будет больше, чем просто мрачным и грустным. Мы не хотели сделать Venus Doom II. Когда я начинал писать песни, гитары сами шли в направление рок-н-ролла и металла. Возможно, в этом плане нас вдохновили Rage Against The Machine и The Stone Temple Pilots, но так же и такие классические металлические группы, как Megadeath и Type O Negative.
Rockoon: Лично я был удивлен, что многие песни звучат более радостно. Что происходило в течении прошлого года?
Ville (смеется): Это забавно. Я думаю, это зависит от того, как ты чувствуешь себя на данный момент. Может быть, в данный момент жизни ты счастлив, и поэтому песни звучат так же. Потому что в общем, это о понимании того, что жизнь отстойная и надо это отпраздновать. Совершать ошибки абсолютно нормально, и тебе не надо прятать их, просто нужно отталкиваться от них, учиться на них и просто продолжать жить дальше… просто “отвалите“. Это, возможно, панковское отношение альбома. Честно, я должен сказать, что были альбомы гораздо более сложные эмоционально для меня. Они были темные, действительно темные. Один друг сказал мне, что Screamworks звучит как какой-то другой вид темноты. (смеется)
Rockoon: Счастливая сторона темноты.
Ville: Необязательно счастливая. Это больше как, если бы вы скитались по водам океана меланхолии, не ныряя глубоко. С лирической точки зрения, он грустен, но ты просто не можешь перестать трясти задницей и приятно проводить время. Поэтому, я не могу назвать его счастливым альбомом.
Rockoon: Как насчет полного надежды?
Ville: Точно. Screamworks – оптимистичный альбом. Мне все равно, счастлив я или нет – просто наплевать. Надежда – это то, что более важно для меня, что из всего этого дерьма получится что-то позитивное. Мы все знаем, что плохое случится, так что давайте просто отпразднуем это знание и состояние. Давайте утонем в сиянии счастья. В общем, это звучит так, как я чувствую у себя в голове прямо сейчас. Но я абсолютно счастлив, что я такой креативный на данный момент, и что некий опыт лежит за моими плечами.
Rockoon: У тебя уже есть любимая песня на альбоме?
Ville: Это сложно. Пока что мне нравится весь альбом. По многим причинам мне нравится Disarm Me. Я написал эту песню еще в 2002 году и наконец-то доработал ее. Прошла целая вечность, пока у нас дошли руки до нее. Так же мне очень нравится Dying Song, так как гитары и барабаны напоминают мне Interpol. В свою очередь припев имеет действительно роковое настроение The Cult. Может быть, даже я люблю эту песню больше всех.
Rockoon: Название альбома звучит очень длинным и сложным по началу. Что оно означает?
Ville: Я просто люблю, когда что-либо в искусстве содержит в своем названии “Selected Works of…” (Избранные работы…). И я очень люблю выражение “works”. Я огромный фанат Фабрики Энди Уорхола, когда множество разных артистов работали под одним флагом. И у нас так же было “фабричное чувство”, когда мы репетировали. Крик так же идеально подходит к этому, потому что на альбоме я очень много кричу. Это крики мук, крики радости, а также первичные крики. Я хотел дойти до предела, выжать все из себя, вот почему я так много кричу. (смеется)
Rockoon: А что насчет теоретической и практической любви?
Ville: Я думаю, что это очень поэтично так же, как и на самом деле парадоксально. С моей точки зрения, любовь – это что-то совсем не теоретическое, и в то же время в любви нет ничего практического. Любовь никогда не практична. Машины да, а люди и любовь – нет. Это точно как есть на самом деле. За этим стоит концепция Инь-Янь. Конечно, мы знаем, из сказок, что есть вещи, способные дать любви развиваться. Но я не верю в такие вещи. По-моему, 80% людей идут на компромиссы, когда дело касается любви. Они берут то, что лежит рядом, чтобы удовлетворить себя и общество.
Rockoon: Значит, они выбирают легкий путь.
Ville: Это легко на определенный момент, а в общем - нет. В конце это даже самый сложный путь. Брак без любви невероятно тяжел, не правда ли. Но лично я думаю, что однажды дверь откроется, и кто-то войдет в комнату, и все вокруг меня поменяется. Это может звучать по-детски. Но мне нравится сила этой веры. Такое, кроме любви, могут сделать только наркотики и алкоголь.
Rockoon: Всего несколько недель до Рождества. Как ты собираешься отмечать его?
Ville: Рождество – это такое время года, когда у нас, как у группы, действительно есть свободное время. Это единственная традиция, которая у нас есть. Рождество для меня это не подарки, а время, Чтобы насладится традиционным обедом и просмотром телевизора с младшим братом и родителями. Так как мы с мамой вегетерианцы, скорее всего будет опять салат. (смеется) Это действительно единственное время в году, когда мы все можем по-настоящему расслабиться. Хотя это всего лишь, день, и нам не надо делать ничего особенного, это всегда чудесно.
Rockoon: У тебя уже есть какие-нибудь новогодние планы на 2010 год?
Ville: Я хочу уйти на каникулы в январе. У нас было много дел в этом году, и нам нужен перерыв, перед тем как выйдет альбом. У меня нет каких-либо других планов, так как я имею склонность нарушать их. (смеется) В отказе от курения нет никакого смысла. Либо ты куришь, либо нет.
Rockoon: У тебя уже есть какие-нибудь планы на предстоящий тур в Германии?
Ville: Мы надеемся, что сможем сыграть специальный концерт где-то в районе даты релиза. Мы стараемся, чтобы это случилось во всей Европе. Затем мы поедем в тур по Австралии, Великобритании и Северной Америке. Я думаю, первый реальный шанс для немецких фанатов будет в период фестивального сезона. Но ничего еще точно не распланировано. Так как мы не самая значительная группа в мире, мы должны ждать, пока самые значительные группы в мире примут свои решения. (смеется)
Rockoon: Вы с нетерпением ждете предстоящего тура? Хорошо известно, что вы не большие поклонники таких поездок.
Ville: Сами концерты – это очень весело. Но жизнь в автобусе иногда бывает адом. И ты ешь много всякой дряни, которая в большинстве своем состоит из пиццы и колы. Когда ты делаешь это много месяцев подряд, это не совсем приятный опыт. Но до тех пор пока фанаты наслаждаются концертами, это прекрасный опыт, и это перевешивает все негативные аспекты тура.
Rockoon: В 2010 году вы будете отмечать 15-тилетие HIM. Запланировано ли что-нибудь особенное?
Ville: Сложно сказать, когда группа была действительно сформирована. Мы все школьные друзья, которые играли вместе с начала 90-х. На самом деле, каждый год есть что-то, чтобы отмечать. В 1996 году, например, мы сделали свою первую запись. Или взять Join Me – мы могли бы отмечать 10 годовщину выпуска сингла сейчас.
Rockoon: Уже прошло 10 лет…
Ville: Сумасшедше, правда? Это так долго, но ощущение, как будто бы это было вчера. Мы могли бы отмечать все время, потому что мы все еще в деле.
Rockoon: Откуда исходит ваша мотивация каждый раз?
Ville: Замечательно быть в состоянии писать песни и иметь возможность записывать и издавать их, вкладывать свои слова в музыку. Я не знал, что делать еще, кроме музыки.
Rockoon: Что бы ты делал сегодня, если бы не был музыкантом?
Ville: Сложно сказать, я бы наверное изучал что-нибудь, но на самом деле у меня никогда не было стремления делать что-либо, кроме музыки. Я всегда хотел быть музыкантом.
Rockoon: Спасибо, что уделил нам время, Вилле. У тебя есть что-нибудь сказать свои немецким фанатам?
Ville: Это обычно самый сложный вопрос. (смеется) Что насчет этого… Будьте терпеливы и проверяйте, есть ли у вас туалетная бумага, прежде, чем идти в туалет.

@темы: Новости, Фото